Неистовые берсерки, бросающиеся сломя голову в атаку, могут, пожалуй, создать впечатление отчаянной безысходности. Если расценивать их действия с точки зрения нормального человека. Подвиг — результат высшего накала сил. Духовных, психических, физических. Словом, это запредельное состояние. Чаще всего подвиг — явление спонтанное. Он как бы результирует личностные возможности человека. Тут подводится черта под воспитанием, волей, характером, убеждениями. Берсерк — явление совершенно иное. Берсерк создан для подвига. Его героические способности аккумулируются самим статусом берсерка. Вообще это явления довольно мало изучено. Возможно потому, что оно скрыто от глаз постороннего. Однако тайна всегда гипнотизирует людей. Создает домыслы, почти правдивые истории и чудесные откровения. Тайна берсерков не удостоена даже таких фантазий. Она опущена в небытие. На ней лежит табу, проклятие. И все-таки…

Дословно «берсерк» означает «свободный секач засека». Состоит это слово из двух корней, относящихся к древнегерманскому языку: «баро» (daro) и «серко» (латинский эквивалент seco). Однако более точный перевод: «барон сечи». Реформация немецкого языка опускает самостоятельное существование первого корня, превращая его уже в обозначение сословия «свободных» — баронов. От «серко», и «секо» происходят: «секир», «секатор», «сечение» и другие слова этого смыслового ряда.

«Бароны сечи» как понятие характерны не только для Древней Германии. Существовали они у разных европейских народов. Например, кельтское племя секванов, которое в восточнославянской традиции могло бы звучать как «берсерки — вятичи», ввергало в панический ужас древних римлян видом дикой ярости своих обнаженных воинов. Было это в 385 году до н. э., когда кельты взяли Рим. Смею предположить, что феномен берсерков породило европейское Варварство. Оно всегда противопоставляется якобы более организованной Антике. Однако только слияние этих двух понятий способно продемонстрировать подлинно гармоничный геополитический уклад, одной из граней которого является боевая культура.

Русские берсерки. Что известно о них? «Олбегъ Ратоборич, приимъ лукъ свои и наложи стрелу, и удари Итларя в сердце, и дружину его всю избиша…»(Радзивиловская летопись; Л.; Наука, 1989, с. 91.) Красноречиво. Не менее красноречиво говорит Никоновская летопись о Рагдае: «И ходил сей муж на триста воинов» (!) Что это, героепоклонничество? Куда там! Летописца воротит от «богопротивности» кровавых разборок. Но что же заставляет нас сомневаться по поводу летописной строки? Способность. Да, способность совершить подобное. Способность вообще. То, что Господь Бог так неравномерно поделил между людьми. Но ведь никто не ставит под сомнение, допустим, композиторский дар, взрывающий молчание мира бурей страстей. Или дар ваятеля… А что же искусство боя? Или это не искусство вовсе, а только рутина обоюдного членовредительства? Вовсе нет! Ведь верите же вы во всемогущество мифических ниндзя. В их умопомрачительный выходки и способности. Согласитесь, что верите в почти невозможное. Так не в том ли дело, что убедительность прикупается красноречием. Потоком слов. А может быть потоком кинофильмов трюкаческого жанра?

«Быть же у поганых 9 сотъ колеи, а у руси девяносто копии. Надеющимъся на силу, погани пондоша, а наши противу имъ… И сняшася обои, и бысть сеча зла… и половц побегоша, и наши по них погнаша, овы секуще…» (Радзивиловская летопись; Л.; Наука, 1989, с. 134.)

Было бы неверным думать, что берсерк — всего только психопат с оружием в руках. Свобода — вещь дорогая. По свободе и спрашивается с полна. Берсерки неслучайно привилегированная часть воинского сословия. Сложный механизм ратного труда выделяет им вовсе не стихийное буйство и жертвенное сумасбродство на ристалище, а вполне определенную, разработанную роль. Именно она делает берсерков элитой. Берсерк открывает бой! Он специально создан для того, чтобы провести показательный поединок на виду у всего войска. Правда, это традиция европейская, и восточнославянского ратного дела она не коснулась. Вот откуда взялся «барон» сечи! Безусловно, берсерки используются в разных целях. Например, достоверно известно, что они составляли личную охрану конунгов. Для этой цели на Руси использовались гриди. Хотя гриди никогда и не упоминаются в связи с умопомрачительными индивидуальными способностями. Более того, трудно доказать, что известнейшие русские берсерки — Рагдай, Ольбег, Демьян Куденевич, Евпатий Коловрат — были чьими-то тельниками. Судьба уготовила им совсем иные роли. Евпатий, к примеру, был воеводой, то есть, полководцем. То же касается и другого берсерка, которого звали Волчий Хвост. Он был воеводой у Владимира Святославовича. Согласно Радзивиловской летописи в 984 году киевская дружина идет на радимичей. Перед рекой Песчаной войско останавливается и посылает «пред собою» берсерка. Результат этого выхода: радимичи покорились Киеву, а на Руси появилась поговорка: «Песчанцы бегают от волчьего хвоста»!  (  статья  А.К. Белова )

Такое название клубу единоборств дано не зря. Берсерк – это символ воинского мужества, самоотверженности,  ратного профессионализма. Это психо-физиологический тип воина, который олицетворяет собой подвиг.

Быть может современного человеку это покажется безрассудным и не заслуживающим внимания, но альтруизм в человеке, всегда вызывал наивысшие чувства. Как говориться: «кровь героев ближе к Богу, чем чернила ученых и молитвы набожных».

 

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля